Москва
8 (495) XXX-XX-XX
8 (495) 127-09-14 Показать телефон в Москве Показать
Санкт-Петербург
8 (812) XXX-XX-XX
8 (812) 602-75-10 Показать телефон в Санкт-Петербруге Показать
Получить бесплатную консультацию

Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы по взысканию неустойки с застройщика. 2014 г.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 марта 2014 г. N 4г/6-2107/2014

Судья Московского городского суда Курциньш С. Э., рассмотрев кассационную жалобу С., действующего на основании доверенности в интересах Х., поступившую 19.02.2014 г., на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 01.10.2013 г. и на апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20.12.2013 г. по гражданскому делу N 2-6500/2013 по иску С. к Акционерному обществу открытого типа по производству лопастных гидравлических машин (далее — АО ЛГМ) о взыскании неустойки, компенсации морального вреда,

установил:

С. обратился в суд с иском к АО ЛГМ о взыскании неустойки в размере 713 386,67 руб. и компенсации морального вреда в размере 100 000 руб., мотивируя заявленные требования тем, что 15.09.2010 г. между сторонами заключен договор N 3141-М участия в долевом строительстве, по условиям которого ответчик обязался в предусмотренный договором срок построить объект недвижимости и после получения разрешения на ввод его в эксплуатацию передать истцу машино-места -. Истец свои обязательства по договору участия в долевом строительстве исполнил в полном объеме. В соответствии с п. 6.1 договора срок передачи машино-мест установлен не позднее 30.09.2011 г. Однако, фактически, машино-места были переданы истцу 16.04.2012 г., таким образом просрочка составила 209 дней.
Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 01.10.2013 г., оставленным без изменения апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20.12.2013 г., постановлено:
Иск С. к Акционерному обществу открытого типа по производству лопастных гидравлических машин (АО ЛГМ) о взыскании неустойки, компенсации морального вреда удовлетворить частично.
Взыскать с Акционерного общества открытого типа по производству лопастных гидравлических машин в пользу С. неустойку в размере 150 000 руб., компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб., штраф в размере 77 500 руб., в остальной части иска отказать.
Взыскать с Акционерного общества открытого типа по производству лопастных гидравлических машин в доход бюджета города Москвы государственную пошлину в размере 4 200 руб.
В кассационной жалобе, ссылаясь на несоответствие выводов суда первой инстанции обстоятельствам данного дела, а также применение закона, не подлежащего применению, заявитель просит изменить решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 01.10.2013 г. и отменить апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20.12.2013 г.
В соответствии со ст. 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Подобных нарушений при рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанции по доводам кассационной жалобы не усматривается.
Судом установлено, что 15.09.2010 г. между ОАО «ЛГМ» и С. заключен договор участия в долевом строительстве N 3141-М, по условиям которого ответчик обязался в предусмотренный договором срок своими силами и/или с привлечением других лиц построить объект недвижимости и после получения разрешения на ввод его в эксплуатацию передать машино-места N — участнику строительства. Истец в свою очередь принял обязательства уплатить установленную договором цену и принять машино-места.
Обязательства по оплате денежных средств по договору в размере 6 400 000 руб. выполнены С. в полном объеме, что ответчиком не оспаривалось.
Согласно п. 6.1 договора прием-передача машино-мест осуществляется сторонами по подписываемому акту в срок не позднее 30.09.2011 г.
16.04.2012 г. сторонами подписаны акты приема-передачи, в соответствии с которыми истцу были переданы построенные машино-места -.
Разрешая данный спор, суд первой инстанции руководствовался положениями ст. ст. 309 — 310 ГК Российской Федерации, в силу которых обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, а также положениями Федерального закона от 30.12.2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменении в некоторые законодательные акты Российской Федерации», Законом РФ «О защите прав потребителей».
Разрешая дело по существу, суд первой инстанции пришел к выводу, что ответчиком допущена просрочка в передаче истцу машино-мест, что является основанием для начисления неустойки в соответствии с ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 30.12.2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменении в некоторые законодательные акты Российской Федерации» и компенсации морального вреда.
По состоянию на 16.04.2012 г. просрочка в передаче машино-места составляла 209 дней. Исходя из ставки рефинансирования в 8% годовых, истец просил суд взыскать неустойку за просрочку передачи машино-мест в размере 713 386,67 рублей. Расчет судом первой инстанции проверен, признан верным, арифметическая правильность расчета ответчиком в силу ст. 56 ГПК РФ не оспорена.
Разрешая вопрос о размере неустойки, подлежащей взысканию с ответчика, суд принял во внимание, что просрочка передачи машино-мест произошла, в том числе в связи с длительным получением ответчиком разрешения на ввод объекта в эксплуатацию не по вине застройщика. В этой связи, руководствуясь положениями ст. 333 ГК Российской Федерации, суд уменьшил заявленный размер неустойки до 150 000 руб.
На основании ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» суд взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда, размер которой определил с учетом принципа разумности и справедливости в размере 5 000 руб.
Размер штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя определен судом в соответствии с положениями п. 6 ст. 13 Закона «О защите прав потребителей» в размере 77 500 руб.
Руководствуясь положениями ст. 103 ГПК Российской Федерации, суд взыскал с ответчика в доход бюджета г. Москвы госпошлину в размере 4 200 руб.
С выводами суда первой инстанции судебная коллегия согласилась и по мотивам, изложенным в апелляционном определении, оставила данное решение без изменения.
Выражая несогласие с принятыми по делу судебными постановлениями, заявитель указывает на несоответствие выводов суда первой инстанции обстоятельствам, установленным по делу, по следующим основаниям. Суд при рассмотрении дела пришел к выводу о наличии вины застройщика в просрочке передачи машино-места, при этом судом не установлено, когда ответчик обратился за разрешением на ввод объекта в эксплуатацию, как долго получалось разрешение на ввод в эксплуатацию, насколько заблаговременно застройщик представил все необходимые для такого разрешения документы и выполнил все необходимые условия, были ли соблюдены сроки выдачи такого разрешения соответствующими органами.
Вместе с тем, приведенные доводы не влекут возможность отмены судебных постановлений, поскольку не опровергают выводы суда о наличии просрочки в передаче машино-места по вине застройщика. Кроме того, заявителем не мотивировано, каким образом указанное обстоятельство повлияло на его права, свободы или законные интересы, при том, исходя из принципов диспозитивности, в случае несогласия с указанным выводом суда, ответчик вправе выразить свое несогласие с указанным обстоятельством в установленном процессуальным законом порядке.
Заявитель также полагает, что суд необоснованно применил положения ст. 333 ГК Российской Федерации, снизив неустойку, подлежащую взысканию с ответчика, до 150 000 руб.
Вместе с тем, Конституционный Суд Российской Федерации в п. 2 Определения от 21.12.2000 г. N 263-О, указал, что положения п. 1 ст. 333 ГК Российской Федерации содержат обязанность суда установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба. Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, — на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в ч. 1 ст. 333 ГК Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного, размера ущерба.
Наличие оснований для снижения и определение критериев соразмерности определяются судом в каждом конкретном случае самостоятельно, исходя из установленных по делу обстоятельств.
Критериями установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательства, длительность неисполнения обязательства и другие обстоятельства.
П. 42 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением ч. 1 ГК Российской Федерации» предусмотрено, что при разрешении вопроса об уменьшении неустойки следует иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.
Учитывая, что степень соразмерности заявленной истцом неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, только суд вправе дать оценку указанному критерию, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанции, учитывая, что неустойка по своей природе носит компенсационный характер, является способом обеспечения исполнения обязательства должником и не должна служить средством обогащения, но при этом направлена на восстановление прав, нарушенных вследствие ненадлежащего исполнения обязательства, а потому должна соответствовать последствиям нарушения, пришли к правильному выводу, что размер неустойки в сумме 150 000 руб. является справедливым и соразмерным последствиям нарушения обязательств ответчиком.
Иные доводы кассационной жалобы также не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений, поскольку не свидетельствуют о существенных нарушениях судами первой и апелляционной инстанций норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела.
Кроме того, полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не по пересмотру по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, которое является исключительным средством защиты своих прав, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступление от этого принципа оправдано только тогда, когда является обязательным в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера. По настоящему делу указанных обстоятельств не установлено.
Правовая определенность предполагает уважение принципа недопустимости повторного рассмотрения однажды решенного дела, и который закрепляет, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу решения только в целях проведения повторного слушания и принятия нового решения.
На основании изложенного, суд кассационной инстанции не находит оснований к отмене постановленных по делу судебных актов по доводам кассационной жалобы.
Руководствуясь ст. ст. 383, 387 ГПК Российской Федерации,

определил:

в передаче кассационной жалобы С., действующего на основании доверенности в интересах Х., на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 01.10.2013 г. и на апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24.12.2013 г. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции — отказать.

Судья
Московского городского суда
С.Э.КУРЦИНЬШ

Комментарии читателей статьи
"Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы по взысканию неустойки с застройщика. 2014 г."

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо что выбрали нас, заполните форму ниже и наш юрист свяжется с вами

Наименование Кол-во Цена (сумма)

Итого:

Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы по взысканию неустойки с застройщика. 2014 г.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 марта 2014 г. N 4г/6-2107/2014

Судья Московского городского суда Курциньш С. Э., рассмотрев кассационную жалобу С., действующего на основании доверенности в интересах Х., поступившую 19.02.2014 г., на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 01.10.2013 г. и на апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20.12.2013 г. по гражданскому делу N 2-6500/2013 по иску С. к Акционерному обществу открытого типа по производству лопастных гидравлических машин (далее — АО ЛГМ) о взыскании неустойки, компенсации морального вреда,

установил:

С. обратился в суд с иском к АО ЛГМ о взыскании неустойки в размере 713 386,67 руб. и компенсации морального вреда в размере 100 000 руб., мотивируя заявленные требования тем, что 15.09.2010 г. между сторонами заключен договор N 3141-М участия в долевом строительстве, по условиям которого ответчик обязался в предусмотренный договором срок построить объект недвижимости и после получения разрешения на ввод его в эксплуатацию передать истцу машино-места -. Истец свои обязательства по договору участия в долевом строительстве исполнил в полном объеме. В соответствии с п. 6.1 договора срок передачи машино-мест установлен не позднее 30.09.2011 г. Однако, фактически, машино-места были переданы истцу 16.04.2012 г., таким образом просрочка составила 209 дней.
Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 01.10.2013 г., оставленным без изменения апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20.12.2013 г., постановлено:
Иск С. к Акционерному обществу открытого типа по производству лопастных гидравлических машин (АО ЛГМ) о взыскании неустойки, компенсации морального вреда удовлетворить частично.
Взыскать с Акционерного общества открытого типа по производству лопастных гидравлических машин в пользу С. неустойку в размере 150 000 руб., компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб., штраф в размере 77 500 руб., в остальной части иска отказать.
Взыскать с Акционерного общества открытого типа по производству лопастных гидравлических машин в доход бюджета города Москвы государственную пошлину в размере 4 200 руб.
В кассационной жалобе, ссылаясь на несоответствие выводов суда первой инстанции обстоятельствам данного дела, а также применение закона, не подлежащего применению, заявитель просит изменить решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 01.10.2013 г. и отменить апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20.12.2013 г.
В соответствии со ст. 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Подобных нарушений при рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанции по доводам кассационной жалобы не усматривается.
Судом установлено, что 15.09.2010 г. между ОАО «ЛГМ» и С. заключен договор участия в долевом строительстве N 3141-М, по условиям которого ответчик обязался в предусмотренный договором срок своими силами и/или с привлечением других лиц построить объект недвижимости и после получения разрешения на ввод его в эксплуатацию передать машино-места N — участнику строительства. Истец в свою очередь принял обязательства уплатить установленную договором цену и принять машино-места.
Обязательства по оплате денежных средств по договору в размере 6 400 000 руб. выполнены С. в полном объеме, что ответчиком не оспаривалось.
Согласно п. 6.1 договора прием-передача машино-мест осуществляется сторонами по подписываемому акту в срок не позднее 30.09.2011 г.
16.04.2012 г. сторонами подписаны акты приема-передачи, в соответствии с которыми истцу были переданы построенные машино-места -.
Разрешая данный спор, суд первой инстанции руководствовался положениями ст. ст. 309 — 310 ГК Российской Федерации, в силу которых обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, а также положениями Федерального закона от 30.12.2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменении в некоторые законодательные акты Российской Федерации», Законом РФ «О защите прав потребителей».
Разрешая дело по существу, суд первой инстанции пришел к выводу, что ответчиком допущена просрочка в передаче истцу машино-мест, что является основанием для начисления неустойки в соответствии с ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 30.12.2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменении в некоторые законодательные акты Российской Федерации» и компенсации морального вреда.
По состоянию на 16.04.2012 г. просрочка в передаче машино-места составляла 209 дней. Исходя из ставки рефинансирования в 8% годовых, истец просил суд взыскать неустойку за просрочку передачи машино-мест в размере 713 386,67 рублей. Расчет судом первой инстанции проверен, признан верным, арифметическая правильность расчета ответчиком в силу ст. 56 ГПК РФ не оспорена.
Разрешая вопрос о размере неустойки, подлежащей взысканию с ответчика, суд принял во внимание, что просрочка передачи машино-мест произошла, в том числе в связи с длительным получением ответчиком разрешения на ввод объекта в эксплуатацию не по вине застройщика. В этой связи, руководствуясь положениями ст. 333 ГК Российской Федерации, суд уменьшил заявленный размер неустойки до 150 000 руб.
На основании ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» суд взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда, размер которой определил с учетом принципа разумности и справедливости в размере 5 000 руб.
Размер штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя определен судом в соответствии с положениями п. 6 ст. 13 Закона «О защите прав потребителей» в размере 77 500 руб.
Руководствуясь положениями ст. 103 ГПК Российской Федерации, суд взыскал с ответчика в доход бюджета г. Москвы госпошлину в размере 4 200 руб.
С выводами суда первой инстанции судебная коллегия согласилась и по мотивам, изложенным в апелляционном определении, оставила данное решение без изменения.
Выражая несогласие с принятыми по делу судебными постановлениями, заявитель указывает на несоответствие выводов суда первой инстанции обстоятельствам, установленным по делу, по следующим основаниям. Суд при рассмотрении дела пришел к выводу о наличии вины застройщика в просрочке передачи машино-места, при этом судом не установлено, когда ответчик обратился за разрешением на ввод объекта в эксплуатацию, как долго получалось разрешение на ввод в эксплуатацию, насколько заблаговременно застройщик представил все необходимые для такого разрешения документы и выполнил все необходимые условия, были ли соблюдены сроки выдачи такого разрешения соответствующими органами.
Вместе с тем, приведенные доводы не влекут возможность отмены судебных постановлений, поскольку не опровергают выводы суда о наличии просрочки в передаче машино-места по вине застройщика. Кроме того, заявителем не мотивировано, каким образом указанное обстоятельство повлияло на его права, свободы или законные интересы, при том, исходя из принципов диспозитивности, в случае несогласия с указанным выводом суда, ответчик вправе выразить свое несогласие с указанным обстоятельством в установленном процессуальным законом порядке.
Заявитель также полагает, что суд необоснованно применил положения ст. 333 ГК Российской Федерации, снизив неустойку, подлежащую взысканию с ответчика, до 150 000 руб.
Вместе с тем, Конституционный Суд Российской Федерации в п. 2 Определения от 21.12.2000 г. N 263-О, указал, что положения п. 1 ст. 333 ГК Российской Федерации содержат обязанность суда установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба. Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, — на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в ч. 1 ст. 333 ГК Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного, размера ущерба.
Наличие оснований для снижения и определение критериев соразмерности определяются судом в каждом конкретном случае самостоятельно, исходя из установленных по делу обстоятельств.
Критериями установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательства, длительность неисполнения обязательства и другие обстоятельства.
П. 42 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением ч. 1 ГК Российской Федерации» предусмотрено, что при разрешении вопроса об уменьшении неустойки следует иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.
Учитывая, что степень соразмерности заявленной истцом неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, только суд вправе дать оценку указанному критерию, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанции, учитывая, что неустойка по своей природе носит компенсационный характер, является способом обеспечения исполнения обязательства должником и не должна служить средством обогащения, но при этом направлена на восстановление прав, нарушенных вследствие ненадлежащего исполнения обязательства, а потому должна соответствовать последствиям нарушения, пришли к правильному выводу, что размер неустойки в сумме 150 000 руб. является справедливым и соразмерным последствиям нарушения обязательств ответчиком.
Иные доводы кассационной жалобы также не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений, поскольку не свидетельствуют о существенных нарушениях судами первой и апелляционной инстанций норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела.
Кроме того, полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не по пересмотру по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, которое является исключительным средством защиты своих прав, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступление от этого принципа оправдано только тогда, когда является обязательным в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера. По настоящему делу указанных обстоятельств не установлено.
Правовая определенность предполагает уважение принципа недопустимости повторного рассмотрения однажды решенного дела, и который закрепляет, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу решения только в целях проведения повторного слушания и принятия нового решения.
На основании изложенного, суд кассационной инстанции не находит оснований к отмене постановленных по делу судебных актов по доводам кассационной жалобы.
Руководствуясь ст. ст. 383, 387 ГПК Российской Федерации,

определил:

в передаче кассационной жалобы С., действующего на основании доверенности в интересах Х., на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 01.10.2013 г. и на апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24.12.2013 г. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции — отказать.

Судья
Московского городского суда
С.Э.КУРЦИНЬШ